Prev Next

4 декабря. Введение во храм Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии.

Накануне вечером в храме Рождества Пресвятой Богородицы /Никитском/ г. Калуги настоятелем храма – протоиереем Алексеем Пелевиным в сослужении иерея Максима Картуесова и иерея Олега Плешакова  было совершено Всенощное бдение с литией. 

На полиелее, духовенство пропело величание Пресвятой Богородице:

Величаем Тя,/ Пресвятая Дево,/ Богоизбранная Отроковице,/ и чтим еже в храм Господень// вхождение Твое.

В сам воскресный день, по традиции, были совершены две Божественные Литургии. Раннюю Литургию совершил иерей Максим Картуесов. Позднюю Литургию совершил настоятель храма – протоиерей Алексей Пелевин в сослужении иерея Олега Плешакова. На сугубой ектенье были вознесены особые прошения о мире на Украине и о единстве Святого Православия. В завершение Литургии было совершено славление праздника.

 

По окончании Божественной Литургии, отцом Алексеем был совершен молебен перед святынями (ковчегами с частицей мощей преподобного Давида Гареджийского   и с частицей мощей  преподобноисповедника Гавриила (Ургебадзе) из подворья женского монастыря в честь Успения Пресвятой Богородицы в с. Елыкаево Кемеровской епархии) и произнесена проповедь.

Введение во Храм Пресвятой Богородицы.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Каждый из нас однажды поклялся посвятить свою жизнь Богу. Каждый из нас обещал однажды своему Господу отказаться от служения греху, отринуть соблазны сатаны и таким образом сочетаться со Христом, чтобы иметь право вместе с апостолом Павлом сказать в конце своего жизненного пути: «Уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал.2.20).

Каждый из нас в таинстве Крещения с ясной решимостью произнёс эти обеты верности своему Богу, обеты, подобные тем, которые произнесли некогда святые и праведные Иоаким и Анна. Они принесли свои обеты потому, что Бог попустил им тяжкое испытание безчадием, испытание тем более горькое, что сыны народа Божия почитали его позором, срамом, явным знаком постыдной греховности. Не иметь потомства – это как не иметь оправдания своей жизни, равно как и надежды на жизнь будущего века. Недаром мать Иоанна Крестителя, святая и праведная Елисавета, уже в преклонных годах осознав себя непраздной, с восторгом и ликованием воскликнула: «Так сотворил мне Господь во дни сии, в которые призрел на меня, чтобы снять с меня поношение между людьми» (Лк.1.25).

И вот, чтобы избежать «поношения между людьми», святые и праведные супруги Иоаким и Анна принесли Господу обещание посвятить рождённого младенца на служение Богу.

 

Что это означало для них в практическом плане? Только одно: неизбежное и скорое расставание с возлюбленным чадом, рождения которого они так мучительно-долго ждали. Богу отдавалось самое родное, самое близкое, самое дорогое. Легко было обещать отказаться от того, чего ещё не имеешь. Но как трудно, как больно расставаться не с младенцем даже, к которому не успела ещё привязаться душа, не прикипело сердце, а с Отроковицей, уже наполнившей дом Своим нежным лепетом, топотаньем маленьких Своих ножек, уже сделавшей привычными радостные заботы о Её здоровье, о Её сне, о Её трогательных детских интересах.

Напрасно мы думаем, что святым, раз уж они были святыми, ничего не стоило совершать подвиги воздержания, жертвовать самым дорогим в своей жизни, претерпевать скорби, выдерживать пытки. Вспомним, что говорил о святых Серафим Саровский. На вопрос о том, чем отличаются грешники погибающие от грешников спасающихся (то есть – святых, потому что абсолютно не свят никто, кроме одного Бога), он коротко ответил: решимостью!

Да, решимостью, и только ею одной – решимостью отказаться от себя, от своих страстей, от своих прав, от своего имущества, от самой жизни своей – спасается грешник. Решимость грешника – это его неколебимая готовность жертвовать собой в соединении с последовательной и несокрушимой надеждой на Бога и верой в то, что Он, Бог, «не хочет смерти грешника», а потому, если Он с нами, мы не проиграем, какой бы тяжелой, какой бы мучительной и безнадёжной ни представлялась нам подчас наша борьба с собственными страстями.

Вообще говоря, для того чтобы начать борьбу с соблазнами, большого мужества, большой мудрости не требуется: это ещё не решимость – кинуться в драку, имея за плечами лишь голый энтузиазм. А вот если человек не раз и не два был побеждён в этой борьбе, если он многократно изменял данной однажды клятве и, тем не менее, в сотый и тысячный раз пытался возобновить свой подвиг после сотого и тысячного падения, чтобы не погибнуть в бездне уныния и отчаяния, – это, бесспорно, решимость, это уже можно назвать решимостью. Если уж Сам Спаситель мира молился до кровавого пота накануне Своих крестных страданий, почему мы думаем, что нам, во всеуслышании объявившим себя Его учениками, должно быть легче и проще?

Сегодняшний праздник дан нам для того, чтобы напомнить о мужестве решимости. Неоднократно поверженные в отчаянной борьбе со своими грехами, давайте вглядимся в двух стариков, оставшихся верными своему обету. Давайте вглядимся в хрупкую фигурку их Дочери, Которая предстоит крутой лестнице Иерусалимского Храма, ведущей в Святое Святых, предстоит с недетской решимостью, предвозвещая спасение и утешение всему погибающему роду человеческому. Аминь.

4 декабря 2005 г.

Священник Сергий Ганьковский

 

Сейчас 132 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте