Prev Next

19 августа 2017 года совершилась поездка паломников

Никитского храма по святым местам Калужской области.

 

По благословению настоятеля храма протоиерея Алексея Пелевина 19 августа на праздник Преображения Господня состоялась поездка в храм Преображения  села Спас – Прогнанье, где вместе с   прихожанами, мы молились за Божественной литургией. После службы настоятелем храма игуменом Никифором (Коженковым) был отслужен  молебен с  освящением плодов и крестным ходом вокруг храма. А после нас всех молившихся  ждал праздничный стол.

 

Поблагодарив за угощение и попрощавшись, наша группа отправилась в храм архангела Михаила в село Кутепово, где помолились перед  почитаемым образами Божией Матери «Взыскание погибших», «Казанская», «Калужская», «Скоропослушница». В наше время на старинной хоругви, изображающей чудо Архистратига Михаила в Хонех, проявилось изображение святителя Николая Чудотворца. Чудо было замечено при уборке храма. Сейчас полотно хоругви помещено в резной киот для поклонения. Недалеко от храма находится чудотворный источник Архангела Михаила, бьющий из-под корней старого вяза. И у нас была возможность набрать воды и искупаться в купелях.  

 

Немного из истории:

Село Спас-Прогнанье расположено на речке Прогнани, на полпути между Тарутиным и Боровском. Существует предание, что село “Спас-Прогнань” названо в связи с изгнанием иноземных войск из этих мест. Однако документальные данные Калужского краеведческого музея свидетельствуют о том, что еще задолго до событий 1812 г. село, о котором идет речь, называлось Спасское, а храм Преображения Господня стоял близ реки Прогнанки. Это село входило в имение дворян Чебышевых.  В то время оно представляло собой погост с деревянным храмом. Ныне существующий храм построен в 18 в. предками П. Л. Чебышева - великого русского ученого, математика и механика с мировым именем, признанного авторитета в области артиллерийских наук. А сам Пафнутий Львович   уже в 19 веке построил каменную колокольню и  устроил под ней придел в честь своего небесного покровителя – преподобного Пафнутия Боровского. Рядом с   храмом сохранилась  семейная усыпальница представителей рода Чебышевых. 

Храм никогда не закрывался, но некоторое время в нем из-за отсутствия священников не было богослужений. С 1942 года в течение 36 лет настоятелем храма был последний Оптинский старец схиархимандрит Амвросий (Иванов).  Могилка его находится теперь рядом с храмом.  Это святыня храма, наряду с мироточивой иконой преподобного Пафнутия Боровского.

 

Последний оптинский монах

Испокон веков Русь была светильником православной веры. Велика она своими монастырями и храмами, праведниками, преподобными и святыми. Есть в Калужской области небольшое село Спас-Прогнанье, близ станции Балабаново, и стоит в нем храм Спас-Преображение. В советское время это место стало обителью покаяния. Здесь с 1942 по 1978 год подвизался схиархимандрит Амвросий Балабановский (Иванов). Отрочество и юность он провел в Оптиной пустыни, постриг принял в честь Оптинского старца Амвросия (Гренкова) и через всю свою жизнь пронес оптинский дух кротости, смирения и подлинного старческого служения. Многие называли его последним Оптинским старцем…

2 января 1878 г. в селе Копыл Тамбовской губернии в семье крестьянина Иванова родился мальчик, нареченный в святом крещении Василием. Мать его была глубоко верующей, паломничествовала даже ко Гробу Господню в Иерусалим. Отец умер рано, в 33-летнем возрасте. Мать предложила сыну разойтись по монастырям. Василий согласился и отправился в Оптину, где уже подвизался брат матери, его дядя – отец Иоанн. Определили его петь на клиросе. Так 18-летний Василий стал послушником. В те годы духовником братии был старец иеросхимонах Иосиф, любимый ученик преподобного Амвросия, и духовные качества его и других старцев не могли не отложиться в юной душе послушника. Освоив клиросное пение, Василий стал регентом в больничном храме, помогал старцам – отцу Иоанникию, отцу архимандриту Серапиону, отцу игумену Варлааму. Восемь лет прожил Василий в Оптиной пустыни. В 1904 г. взял его к себе в Пафнутиево-Боровский монастырь в качестве регента настоятель отец Венедикт, бывший когда-то письмоводителем у Амвросия Оптинского. Отец Венедикт стал восприемником Василия в монашестве и досрочно постриг его в 1911 году с именем Амвросий – в честь Оптинского старца. А в 1913 году его рукоположили в иеромонахи. В 1923 году монастырь закрыли, и отец Амвросий стал служить неподалеку – в селе Иклинском. В 1930 году, когда начались массовые гонения на православных христиан, его арестовали и сослали в Семипалатинск. Заключенных везли стоя в переполненных вагонах, почти без остановок. В ссылке отец Амвросий на всю жизнь получил неизлечимую болезнь. А в тюрьме его ставили в бочку с холодной водой и требовали отречения от веры. Но избранник Божий был верен Господу, и Господь явил Свою милость через немощь человеческую. У начальника тюрьмы заболела жена, и, когда все средства лечения были испробованы, обратились к батюшке Амвросию. По его молитвам женщина исцелилась. Стали его отпускать в воскресные дни на службу в храм. Оттуда нес он своим собратьям-заключенным целые сумки еды. Отцу Амвросию сократили срок, но о многом говорят слова, сказанные им после возвращения из ссылки: «Да, тюрьма, тюрьма и этапы… Кто там не был, дай Боже и не быть. А кто был, тому до смерти не забыть всех пережитых лишений и обид». В 1933 году вернулся отец Амвросий на калужскую землю в свой храм села Иклинское. А с 1942 года по благословению местоблюстителя Патриаршего престола Сергия (Страгородского) стал приходским священником в селе Спас-Прагнанье, в храме Спас-Преображение, где и служил до своей кончины в 1978 году.

Когда батюшка начал свое служение там, храм был запылен, ризница почти пустая. Но постепенно вырастал здесь, незаметно для глаз, монастырь. По благословению Патриарха Алексия (Симанского) с начала 1960-х годов отец Амвросий начал совершать обряд пострижения в монашество. В те годы это преследовалось, местные жители писали жалобы. Не раз приходили к нему из райисполкома уполномоченные по делам религии. Но отец Амвросий не терялся: «А мы и из райисполкома стрижем!» На вопрос кого-то: «Нужно ли сейчас это делать?» – отец Амвросий отвечал: «Я вот тоже сомневался, но мне Господь сказал, что тем самым я спасаю грешников, ибо Слово Божие таково: Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию».

Около 800 человек постриг отец Амвросий, и большинство из них были женщины. И не случайно, наверное, появилась в храме села икона «Игуменья Божия Матерь».

«Христос посреди нас, Он и спасет нас… – так начинал письма отец Амвросий своим духовным чадам. – Вы пишете, все какие-то у вас грехи большие. Ведь есть точное сказание: «Един Бог без греха», а грешников Бог прощает только кающихся. Так и вы, и мы грешные, будем сознавать свое недостоинство и просить Его о прощении грехов наших вольных и невольных. И в то же время молиться и хвалить Бога и благодарить Его за великое милосердие к нам, грешным. Затем, простите, остаюсь Ваш смиренный богомолец схиархимандрит Амвросий».

Простота, кротость и смирение влекли к старцу каждого. В праздничные дни дом его всегда был переполнен. До 100 человек собиралось на трапезу. Постоянно здесь были юродивые, а люди образованные и простые в нем души не чаяли. Отец Амвросий очень любил играть всем приходящим на фисгармонии. Скрывая свой дар, сам писал духовные песнопения. Место служения старца стало некой обителью покаяния. Придите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас, – заповедал Господь. И к старцу шли. Шли к белокаменному храму, издалека виднеющемуся среди волнистого простора русских полей. Шли, будто по нетронутой России, как вспоминает одна из матушек. И однажды узрели они духовным взором, как идут в сторону батюшки Иоанн Предтеча и Серафим Саровский, свидетельствуя тем самым о высокой духовной жизни старца. Кто хоть раз побывал у него, ощущал после встречи прилив радости и любви в душе. Верующие укреплялись духом. Неверующие обращались на путь покаяния. Находящиеся в отчаянии и унынии обретали покой. Многие получали исцеление от опасных или неизлечимых болезней, расслабленные вставали на ноги, а бесноватых он отчитывал. На исповеди часто сам называл забытые согрешения и плакал, сердцем скорбя за грехи людей. Спал он мало. Ночью молился, стоя на коленях пред иконами, за всех приходящих к нему, за весь мир. «Надо за весь мир помолиться», – говорил он, уходя к себе в келью, вспоминали его духовные чада. «Все мы очень холодные, а молитва нужна горячая, может, один из сотни да спасется». А если днем кто-то заставал старца одного, то видел на его глазах слезы. В последние годы жизни ноги у него отекали, были черные, тепла не чувствовали – сказывался Семипалатинск. Любящие чада сделали своими руками телегу и на себе возили его на службу.

Местные жители особой любви к храму не питали. То украдут что-нибудь, то поломают, то к самому батюшке в дом ночью залезут или стекла побьют. Да и местные власти не оставляли отца Амвросия в покое: были и издевательства, и изнуряющие допросы. Приходили к нему домой и били. Но отец Амвросий никогда не жаловался, только говорил: «Что Господь дал – все мое». И служил. В одном из писем своим духовным чадам он писал: «По совету одного батюшки буду служить сидя, а если совсем невмоготу, то лежа. Пою Богу моему дондеже есмь». Как-то в разговоре с отцом Амвросием один священник сказал, что родился в праздник Покрова Пресвятой Богородицы. «Это что, – оживился старец, – вот ты умри на Покров». Отец Амвросий умер на второй день Покрова, 15 октября 1978 года (обретение мощей преподобного Амвросия Оптинского празднуется 16 октября). Перед смертью он своих духовных чад исповедовал в епитархили Серафима Саровского. А за несколько минут до того, как душа его отошла к Господу, он сказал: «Вот и папа с мамой пришли. Пчелы. Какой сладкий мед». И еще: «Приходите ко мне как к живому. И все ваши просьбы будут услышаны, и во всем вам помогу». Подобно Серафиму Саровскому, отец Амвросий ни на кого не возлагал тяжелого бремени, сам неся крест Христов со всеми скорбями. Особого молитвенного правила никому не давал. Самое главное наставление – делать все по рассуждению и за все благодарить Господа. Когда одна из прихожанок созналась, что в постные дни съела мороженое, он ей сказал: «А ты Бога-то поблагодарила?»

Сто лет прожил этот великий старец, охраняя незримо горящую в веках лампаду русской духовности. И сейчас те, кто с верой приходят на его могилу, получают просимое от Господа по молитвам батюшки.

Татьяна Дашкевич

 

 

Сейчас 93 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте